Boris (bor75) wrote,
Boris
bor75

В этот четверг, 5 сентября, умерла Зоя Александровна Старикова. Ей было 79 лет. Когда я только пришёл в ИНЭОС зимой 1998 года ей было всего 63, получается.
Она вначале мне не понравилась. Там все все такие молодые были, весёлые. Только Антипин был в летах - около 50-ти, да техник Мараев. И вдруг к нам вниз спускается какая-то бабка и что-то спрашивает про длины связей из справочника. Но я вообще не очень разбираюсь в людях, и моё первое впечатление о человеке часто бывает ошибочным. Потом то мы подружились.
Вот это последняя моя с ней фотография - когдя я осенью приезжал в Россию.

Я теперь так рад, что успел встретиться с ней. Даже видео снял.



Это она сейчас такая худая, а вообще-то в молодости она была совсем не худенькой, по сложению чем-то напоминала Фросю Бурлакову или актрису Люсьену Овчинникову. Рассказывала, что как-то в метро её две девушки приняли за Гундареву. Всё шушукались, и потом, набравшись смелости спросили, на что Зоя им ответила - Жаль мне, девушки, вас огорчать, но я не Гундарева.
Вот это явно одни из самых первых моих её фотографий - где-то 1998 год





Даже так странно смотреть. Это я только сейчас заметил, что на них она явно выглядит моложе, чем на более поздних. Тут ей лет 65.

Вот эти я снимал уже перед моим отъездом в 2002 году, наверное.



Ну и ещё разные фотографии




Зоя Александровна много курила. Народ постоянно приходил в её комнату выпить кофейку и покурить.




Это на каких-то посиделках типа Нового Года




Я боюсь ошибиться, но, кажется, родилась она где-то типа Екатеринбурга. Там же поступила в химический институт. Была очень активной комсомолкой. Рассказала мне как-то историю, что однажды на комсомольском собрании осуждали одну девушку, которая сделал аборт. А в то время (50-е) это было очень плохо. А Зоя-то даже не знала, что это такое, но раз все осуждають - поняла, что это что-то очень плохое и тоже пламенно выступила с осуждением девушки. А после собрания спросила - а что такое аборт, чем очень рассмешила остальных комсомольцев.
Потом она уехала в Москву и там уже поступила на химфак. С ней же в группе учился будущий известный кристаллограф Пётр Маркович Зоркий. В аспирантуре руководителем у неё был известный советский структурщик Михаил Александрович Порай-Кошиц. Потом работала в каком-то институте, где имели дело с радиоактивными веществами, а в 90-х пришла работать в ИНЭОС и работала там до самой смерти.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments